Что дальше:
участковый терапевт

– Полина, расскажи, пожалуйста, нашим читателям о себе.

Мне 24 года, я работаю участковым терапевтом в Москве и учусь в ординатуре. В 2021 году я выпустилась из Сеченовского университета. В медицину пошла осознанно, но в вузе мне больше нравился сам процесс обучения, о будущей карьере и реальном применении знаний я особо не думала.

Во время учебы я очень сильно боялась идти работать и сталкиваться непосредственно с клинической практикой. В конце университета я поняла, что вообще не хочу работать клиническим специалистом. Так, я захотела сменить халат на деловой костюм, поэтому поступила в ординатуру по организации здравоохранения.

Мне всегда нравилась область медицинского знания, это всегда казалось наполненным каким-то смыслом и пользой. Помимо учебы, сейчас я работаю участковым терапевтом. Совмещать получается, потому что у меня не клиническая ординатура, то есть у меня нет дежурств, нет каких-то обязательств быть в течение 8-10 часов в день в клинике.

С утра с 8:00 до 14:00 я работаю в клинике и принимаю пациентов, потом с 15:00 до 19:00 я в университете. Там у нас проходят или теоретические занятия, или практика, но она не связана с пациентами. Дальнейшие планы – окончить ординатуру и уйти из первичного звена. Хочу заниматься медицинским просвещением.

– Сколько ты уже работаешь терапевтом и планируешь ли перейти в частную клинику?

Я устроилась 7 сентября 2021 года. Работаю на полную ставку, то есть у меня 40-часовая рабочая неделя. Каждый будний день я работаю с 8:00 до 14:00 и дежурю в субботу по девять часов.

Есть мнение, что когда человек приходит в практическую медицину, ему нужно примерно полгода, чтобы почувствовать себя комфортно в специальности. Где-то к январю у меня прошло состояние шока, и я начала работать в стационарном режиме.

Сейчас мне уже немного скучно. Периодически, когда происходят конфликтные ситуации, работа эмоционально усложняется. Вам потребуется 4-6 месяцев, и вы освоитесь.

Хотя мысли об увольнении посещают меня каждый день. Часто просто не выдерживаю и эмоционально срываюсь. Живу мыслью, что это всё равно когда-то закончится. В частной клинике меня страшит период турбулентности, потому что снова придётся привыкать.

– С чем чаще всего приходят пациенты и хватает ли 12 минут?

Люди среднего возраста чаще приходят с ОРВИ, с обострениями хронических заболеваний, с отитами, циститами, гайморитами и функциональными расстройствами, которые больше психиатрия, чем терапия. На это хватает времени (кроме функциональных расстройств, разумеется, это вообще самые сложные пациенты), особенно если ты этого пациента знаешь. Когда пациенты старшего возраста приходят со своими хроническими заболеваниями, на них редко хватает 12 минут.
Я трачу 80-90% времени приема на заполнение документов
На оформление более сложных и объемных документов времени не хватает никогда, отдельные часы, когда ты строчишь это всё дома или после работы, конечно, не оплачиваются.

Недавно поднимали с одним из преподавателей вопрос о том, что после внедрения системы ЕМИАС, у врачей на 30% сократилось время заполнения медицинской документации.

Лично я трачу 80-90% времени приема на заполнение документов. Ты разговариваешь с пациентом и одновременно печатаешь, на визуальный контакт и общение с пациентом остается минимум времени.

– Сколько, по-твоему, должен длиться прием?

Минут тридцать, и должен быть секретарь/ассистент. Если мне нужно было бы сделать реформу первичного звена, сначала я бы сделала аудит обязанностей врача. Я, например, убрала бы из них выписку формальных справок. Когда мы это сделаем, у врача-терапевта будет полчаса на прием. Я думаю, что это увеличило бы качество оказания медицинской помощи и удовлетворенность врачей своей работой.

– Еще в поликлиниках сидят врачи общей практики. Чем они отличаются от участковых терапевтов?

Никаких отличий, кроме формальных, нет. Отличаются заработные платы: у врача общей практики больше. Здесь случается конфликт: оклады разные, а обязанности одинаковые.

– Сколько ты зарабатываешь?

Моя зарплата состоит из оклада, выплат молодому специалисту и стимулирующих выплат. Обычно я получаю около 90 тысяч рублей в месяц.

– Часто ли приходится оставаться после работы и сколько пациентов принимаешь в день?

Сейчас остаюсь чаще, чем обычно – где-то через день, хотя раньше практически всегда уходила вовремя. Это большой плюс поликлиники, что ты заранее знаешь свое расписание. В будний день я принимаю 28 пациентов, а в субботу – 41. Это все при условии полной записи, что бывает довольно часто.

– Назначаешь ли ты противовирусные при ОРВИ?

Я не работала в отделении ОРВИ, так что, когда такие пациенты приходят, мы их перенаправляем. Что я назначаю часто? Сосудистые препараты: мексидол, винпоцетин, церебролизин. Их я назначаю по разным причинам.

Например, есть пожилые люди, которые осенью привыкли пропивать или прокалывать сосудистые препараты. И им, как добропорядочным людям, нужен рецепт, или они хотят проколоть их в процедурном кабинете.

Попробуйте прочитать лекцию по доказательной медицине человеку с энцефалопатией, с начальными признаками деменции, у которого вдобавок есть возрастное изменение характера не в лучшую сторону, или выпишите мексидол. Выбирайте, что вы будете делать?

– А ты пробовала объяснять молодым пациентам, которые приходят за условным глицином, что он им не нужен?

Да. Например, очень благодатная почва, когда у человека мигрень и ему назначены сосудистые препараты. В это нужно инвестировать время. Нужно обязательно ему объяснить, дать дневник головной боли, отправить к хорошему неврологу, которого у нас нет :) Хотя в азах профилактической терапии мигрени можно разобраться и самому.

– А как будущий организатор здравоохранения как бы ты разбиралась с пациентами, которые приходят к врачу с целью прокапаться мексидолом?

Нужно отказывать, но каждый пациент может написать жалобу, это его право. Думаю, что нужно как-то бороться с экстремизмом пациентов, но пока не знаю как.

На меня как-то написали жалобу о том, что я пациентке после коронавирусной инфекции отменила лекарства, когда они ей были уже не нужны. Приходится писать развернутые ответы на все жалобы, это занимает очень много времени.
Если что-то нужно отнять у бабули из льготных препаратов – в такое я не вписываюсь
Еще есть люди, которые получают это не настоящее лекарство бесплатно, и когда ты отказываешь, им кажется, что ты на них экономишь. В таких случаях лучше не вмешиваться.

Часто приходят люди с просьбой назначить витамины, я им говорю, что лучше купить фрукты на те же деньги. Если что-то нужно отнять у бабули из льготных препаратов – в такое я не вписываюсь.

– Как ты думаешь, будет ли опыт работы в поликлинике полезен другим врачам, которые возьмут такой gap year или будут совмещать работу с ординатурой?

Зависит ли от того, будете ли вы параллельно что-то читать, самостоятельно анализировать свой опыт работы и учиться. Можно ничего не знать и работать в поликлинике. На собеседовании мне не задали ни одного клинического вопроса, только проверили документы.

– Можно ведь просто читать и не тратить время на поликлинику.

Человек, который просто читает, никогда не приобретет уверенность в себе как в клиницисте. Пока ты читаешь, все кажется стройным и понятным, легко поставить все диагнозы. Недавно у меня был пациент, у него острый тонзиллит, ситуация несложная, однако у него оказалась аллергия на большинство антибиотиков. Пришлось назначать линкозамид.
Главное – вовремя остановиться и уйти из поликлиники до того, как не останется сил на саморазвитие
Думала ли я, что когда-нибудь в поликлинике назначу линкозамид? Нет, не думала. В любом случае, опыт работы нужен, ты его ничем не восполнишь.

Главное – вовремя остановиться и уйти из поликлиники до того, как не останется сил на саморазвитие и ты начнешь просто тупеть, так как стимулов извне для саморазвития в поликлинике ноль.

– Есть ли в поликлинике какой-то рост без ординатуры?

Нет, только если получить какие-то категории с выслугой лет. Если вы хотите в администрацию, то нужен диплом организации здравоохранения.

– Назови плюсы и минусы работы в поликлинике.

Плюсы. Вы не останетесь без работы и не умрете голодной смертью; у вас есть доступ к пациенту, и вы сами принимаете клинические решения, плохие или хорошие – это ваша ответственность. Также это удобно по графику: когда кончились пациенты, кончается и рабочий день. Еще из плюсов – поликлинику можно выбрать близко к дому.

Минусы. Это не работа на всю жизнь, только временное решение, надолго оставаться нельзя. Еще минус – ты всегда во всем виноват: когда начальство не выполнило план, пациент недоволен или за 12 минут не сумел совершить чудо и вылечить пациента с десятью нозологиями. Нужно было задать хороший вопрос: сколько раз ты плакала после работы?

– Сколько раз ты плакала после работы?

Неоднократно, раз в месяц бывает. Обычно из-за несправедливости, ее очень много по отношению к врачам. Психологически это выдержать сложно.

– В октябре ты уже описывала нам свои впечатления о работе. Что скажешь себе из прошлого?

«Всё конечно. Это закончится, это не навсегда».

Что делать после 6 лет учебы? Сразу идти в ординатуру или поработать в первичном звене? Разбираемся в этой статье

– Советуешь ли ты пойти работать в поликлинику?

Если у вас есть деньги, то нет, это трата времени. Если нужны деньги, опыт и первый толчок, чтобы начать работать, то, наверное, да.

– Что посоветуешь тем ребятам, которые все-таки придут в поликлинику?

В поликлинике важно выстраивать отношения с коллегами и начальством. За 12 минут невозможно не накосячить с чем-нибудь, а при хороших отношениях с начальством вас прикроют. Не принимайте все на свой счет. Читайте, узнавайте что-то новое, параллельно думайте, что будет с вами дальше.
Made on
Tilda