Что дальше:
педиатрия

Дарья Левина
Выбор специальности — это вопрос очень личный. Не думаю, что тут уместно будет давать кому-то совет о том, куда стоит идти учиться или на кого. Для меня ответ один: идти в специальность нужно только по любви и никак иначе. Моя огромная любовь — это педиатрия. Именно поэтому говорить о ней буду максимально субъективно. И максимально субъективно я искренне считаю, что педиатрия — это лучшая специальность на Земле. Я в педиатрии уже восьмой год и не могу представить себя где-то ещё. В более узкой специальности — да, но только если это работа с детьми.

Я окончила педиатрический факультет (ныне Клинический Институт Детского Здоровья) в Первом МГМУ им И.М. Сеченова в 2019 году, в том же году поступила в ординатуру по педиатрии. Причиной такого выбора стала моя неуверенность в своих практических знаниях по детским болезням. С третьего курса меня очень увлекала аллергология-иммунология, но, по моему мнению, эта специальность — одна из тех, где очень важно знать на хорошем уровне в первую очередь общую педиатрию.
У вас есть два способа получить знания и опыт
Если вы, как и я, не до конца уверены в качестве и количестве практических знаний, которые вы получили за шесть лет учёбы на специалитете — есть несколько способов эти знания получить.

Работа в поликлинике. Вариант действенный, несколько экстремальный, но с хорошим заработком и перспективами для получения дополнительных баллов или возможностью накопить на платную ординатуру. Искренне не вижу в этой работе ничего плохого или тем более стыдного. Напротив, я абсолютно уверена, что огромное количество проблем, с которыми врачам приходится сталкиваться в стационаре, можно было бы решить на амбулаторном этапе. При условии, конечно, качественного оказания амбулаторной помощи. Особенно это актуально в педиатрии, где работа врача поликлиники — наблюдать за ростом и развитием малыша с самого рождения.
Особая форма рабства: работать в отделении и платить за это самому 300-500 тысяч в год.
Два года ординатуры. Способ более мягкий и безопасный. Тут ты делишь ответственность с врачом и заведующим (моральную, в первую очередь, так как юридической силы твоя подпись в истории болезни не имеет), всегда есть возможность посоветоваться, хотя в хорошем коллективе в поликлинике так тоже можно.

Однако самая большая проблема ординатуры в целом — то, что за такую возможность придется заплатить двумя годами работы минимум 40 часов в неделю с заработком порядка 8-10 тысяч в месяц, если повезёт. Также есть особая форма рабства: работать в отделении и платить за это самому 300-500 тысяч в год.

Выбор первого или второго пути — очень индивидуальный вопрос. На него будут влиять и финансовые возможности, как ваши личные, так и вашей семьи, наличие жилплощади (если нет необходимости искать ординатуру с общежитием, это несколько увеличивает спектр вариантов, ведь больницы чаще всего общежитие не предоставляют), а также необходимость получения общепедиатрических (или терапевтических) знаний. Тут тоже всё будет зависеть от того, какую специальность вы рассматриваете в дальнейшем. Если вы хотите, например, в хирургию, то смысла тратить несколько лет на участке, пожалуй, нет.
Отдельно нужно сказать про то, как мало это на самом деле — два года ординатуры. В Америке резидентура по педиатрии занимает пять лет, в Великобритании — от пяти до восьми лет. При этом ротация между отделениями традиционно (хотя и не всегда) происходит у нас каждые два месяца. Когда я в самом начале своей ординатуры услышала, что ординатор из Великобритании жалуется на то, что ротация у них происходит раз в шесть месяцев и это ужасно мало, ведь она за это время только успевает вникнуть в специальность, я подумала, что она там совсем «зажралась»)) Сейчас могу сказать, что шесть месяцев, на мой взгляд, достаточно оптимальный срок в одном отделении. Но напоминаю, что, по-хорошему, у вас будет только два месяца. Либо можно пытаться составить индивидуальный план, но тогда вы, понятное дело, и меньше успеете посмотреть.
Выбор за вами.
Ординатура будет разной
Работа ординатора очень сильно отличается в зависимости от базы и отделения. По своему опыту и опыту моих коллег, знаю, что степень ответственности может варьироваться от «ты не будешь вести здесь пациентов, потому что мы вам не доверяем, сиди и пиши бумажки» до «вот пациент, разбирайся сам, я не буду отвечать на твои вопросы». Второй вариант однозначно страшнее в начале, но ближе к концу ординатуру это именно то, чего хочется больше всего — брать на себя максимум ответственности и принимать решения.

Со стороны может казаться, что в работе в терапевтической специальности гораздо меньше интересного. Тут нет такого количества экстремальных ситуаций, как в реанимации, ты не работаешь руками, как хирург. Однако, лично для меня – это именно то, чем я люблю заниматься. Я люблю собирать анамнез, обследовать пациента, копаться в дифференциальном диагнозе, принимать решения, назначать лечение, видеть или не видеть эффект. И опять по кругу. Конечно, это не всегда возможно и не во всех отделениях или базах.
Педиатр – всегда психолог
Глобально все заболевания, которыми занимается педиатр, можно поделить на соматические и инфекционные. Причём последние занимают большую часть работы детского врача. Ребёнок дошкольного возраста может болеть до 10-12 раз в год, что очень сильно беспокоит и даже пугает родителей. Искусство педиатра тут состоит в том, чтобы понять, какое из заболеваний требует более пристального внимания, а какое (и так бывает довольно часто) вообще практически не требует никакого лечения.

Сильно осложняет ситуация и то, что, чем младше ребёнок, тем менее специфичны его жалобы, тем меньше он может сам их описать и интерпретировать, вплоть до того, что на первом году жизни большинство заболеваний сводится к тому, что ребёнок просто плачет и иногда лихорадит. Понять: плачет он из-за заболевания или просто из-за того, что устал и хочет кушать, бывает очень сложно. Поэтому очень важно прислушиваться к родителям ребёнка и не игнорировать их жалобы из разряда «он плачет как-то по-другому».

Да, родители имеют свойство часто преувеличивать жалобы из-за собственной тревожности, но именно они находятся с ребёнком постоянно и, как бы странно это ни звучало, знают все оттенки плача именно их малыша.
Нужно завоёвывать одновременно доверие и ребёнка, и его родителей.
Пожалуй, самое специфичное в работе педиатра это необходимость взаимодействовать с родителями пациента. Причём интересно, что, по моему опыту, нужно завоёвывать одновременно доверие и ребёнка, и его родителей. Ведь малыш начинает спокойнее относиться к новому человеку, когда видит, что его мама этому человеку доверяет, и, наоборот, мама больше будет доверять тому врачу, который нравится её ребёнку.

Искусство состоит в том, чтобы почувствовать это тонкое взаимоотношение родителя и малыша и найти подход к каждому из них. Бывает, что по тому, как ребёнок прячется от тебя за маму, ты понимаешь: сейчас лучше его не трогать и пока собрать анамнез, пусть привыкнет. В стационаре такие вещи, конечно же, делать чуть проще, потому что время ограничено не очередью, стоящей за твоей дверью или 12 минутами, а твоей личной загруженностью и готовностью потратить определённое время на пациента, иногда даже в ущерб своему своевременному уходу домой.
Врач, он всегда, в первую очередь, психолог.
Разговор с пациентом и его родителями — это основное, на что стоит тратить время педиатру. Врач, он всегда, в первую очередь, психолог. Очень важно сразу выяснить ожидания пациента от лечения, его вопросы, объяснить ему то, что он не понимает. В плане навыков общения сразу хочу отослать вас к Калгаро-Кембриджской системе, которая продемонстрирует, как нужно общаться. Даже если сейчас вам кажется это совершенно неважным, с опытом вы поймете, как много зависит от качественной коммуникации между врачом и пациентом, а также его родителями.
Будьте готовы к встрече с родителями
Крайне специфичной для нашей страны особенностью (и я это знаю в том числе из общения с иностранными коллегами) является высокая материнская тревожность. Сразу предостерегаю вас от насмешек по этому поводу и игнорирования этой ситуации. Это данность и мы, врачи, тоже внесли в это свою лепту.

Посудите сами: у женщины появился малыш, и тут он в первый раз заболевает. Она не знает, что делать, приходит к врачу, который (по причине отсутствия времени или некомпетентности) прописывает список из 10 лекарств при банальной ОРВИ. При этом её собственная мама считает, что ребёнка нужно посадить дышать над картошкой, а таблетки — это вообще отрава. Мама пытается узнать мнение другого врача, который, причём совершенно обосновано, сообщит ей, что ОРВИ вообще-то лечится только симптоматически и ничего, кроме промывания носа и жаропонижающих, ребёнку не показано.

Тут бабушка уже может решить, что врач точно сошел с ума, потому что к ингаляциям картошкой нужно добавить как минимум горчичники. Реклама по телевизору сообщит маме, что им поможет какой-либо «-ферон» в новой детской форме с запахом клубники, а подруга расскажет, что им помог другой, ещё более дорогой, фуфломицин. Отчаявшаяся мама полезет в интернет, где не найдет никакой официальной качественной информации, только форум из разряда «мамочки.ру», где начитается ещё более ужасных вещей.
И это только ситуация с банальной ОРВИ, которая, к счастью, пройдет сама через неделю, несмотря на все старания врачей, семьи и прочих советчиков. Но если вспомнить, что такая ситуация может повторяться каждый месяц, можно понять, как много стресса это приносит родителям. А есть ведь и более серьёзные заболевания.
Во многих зарубежных странах такая ситуация была бы пресечена тем, что мама смогла бы зайти на официальный сайт для родителей, контент которого пишут исключительно знающие врачи с большим опытом (например, есть такие сайты под эгидой Американской Академии Педиатрии). Причём такого разногласия в диагнозах и способах лечения между врачами тоже не будет, как и рекламы препаратов с недоказанной эффективностью по телевизору, и полностью доверяющая своему педиатру мама будет спокойно переживать такие ежемесячные кризисы.
    Основная ваша задача: успокоить и объяснить.
    Вся эта история выше описана не просто так, а чтобы показать вам, с какими ситуациями вы реально будете сталкиваться в вашей общепедиатрической практике. Сложные случаи дифференциальной диагностики, достойные Доктора Хауса, будут занимать, если повезёт, 10% вашего времени. Основная ваша задача: успокоить и объяснить. Именно поэтому профессия эта подходит в первую очередь тем, кто любит разговаривать с людьми и умеет находить подход и к детям, и к взрослым.
    Вакцинопрофилактика – ваш долг
    Отдельным пунктом в общении с родителями идёт вакцинация… А точнее то, что вам, по-хорошему, нужно родителей уговаривать ее сделать. Я встречала родителей, которые не вакцинируют своих детей. Очень редко это радикально настроенные люди — любители теорий заговоров. Чаще это просто родители, которые что-то недопонимают, а качественную информацию получить не могут. При попытке узнать хоть что-то повторяется история, описанная абзацем выше.
    Родители, кстати, совершенно не виноваты, что не обладают профильными медицинскими знаниями, а врачи-педиатры часто не имеют возможности и времени провести такую разъяснительную беседу (ситуации, где некомпетентные врачи отговаривают вакцинироваться или дают ложные мед отводы рассматривать не будем).
    Я считаю, что долг каждого педиатра хотя бы попытаться при возможности донести эту важную информацию до родителей и развеять мифы, которые они где-то прочитали или услышали.

    Такой разговор, по моему опыту, занимает около 40 минут. Понятное дело, что очень сложно успеть сделать такое на приёме, но можно, как я уже сказала, хотя бы попытаться, а лучше предоставить родителям качественный источник информации по вакцинации, чтобы они изучили его сами и пришли к вам после с дополнительными вопросами.
    Совет будущим коллегам
    В заключение хочу повториться, что педиатрия, хоть и имеет свои сложности, является самой замечательной специальностью. Педиатры даже выгорают реже. Возможно, это происходит потому, что даже если бывает трудно договориться с родителями или что-то им объяснить, всегда приятно работать с малышами, заходить в палату, полную игрушек, с интересом рассматривать их, когда ребёнок хвастается куклой или машинкой.

    В детских больницах всегда особая атмосфера, и общение с маленькими пациентами приносит огромную радость. Поэтому, если вы любите детей, любите общаться с людьми и не боитесь сложностей диагностики заболеваний у малышей, эта профессия однозначно для вас!

    Независимо от того, выберите вы педиатрию или нет, решите поступать в ординатуру или работать в амбулаторном звене, я желаю вам огромного успеха на этом нелегком, но, бесспорно, очень интересном и очень благородном пути!
    Made on
    Tilda